Славное море священный Байкал


Байкал - золотое озеро по-алтайски, северное море по-китайски, огненное озеро по-бурятски, богатое озеро по-якутски.

 

Для меня Байкал - земная святыня. Есть в Восточной Сибири два райских места - это Солзан (ныне Байкальск) и Шушенское на Енисее, где все растет и благоухает благодаря особому микроклимату. Далекие наши предки у подножья Хамар-Дабана через Саяны проложили дорогу из России в Китай. Это великий торговый путь. Строители, как и древние художники, выбирали места там, где не наносился вред природе. Мы и сейчас восхищаемся настилом дороги из сибирской лиственницы, сохранившимся в некоторых местах как памятник культуры.

 

В 1963 г. мне довелось посетить Италию в составе делегации советских художников. Цель нашей поездки в Венецию - знакомство с произведениями великих художников эпохи возрождения. Однажды, плывя на гондоле по одному из венецианских каналов, сопровождавшие нас итальянцы громко запели на родном языке: «Славное море, священный Байкал». Не знаю, откуда итальянцы узнали о том, что среди нас есть сибиряки, но мы были поражены тем, что далекая Италия поет наш сибирский гимн. Весь мир поет о Байкале - сердце Сибири, а мы вот, к сожалению, разучились. На протяжении всей поездки мы постоянно ощущали к себе внимание и заботу. Они признавались в любви к нашему краю и говорили: Сибирь - это наша жизнь. Очевидно, эти чувства связаны с тем, что на сваях сибирской лиственницы построена Венеция. Также они с гордостью рассказывали нам о своем земляке Марко Поло, который проложил путь в Монголию и на Байкал.

 

С той поездки прошло почти сорок лет, но как символ нашей дружбы с Италией в моей мастерской стоят зеленые венецианские бокалы рядом со статуэткой из лиственницы, где Байкал удерживает Ангару.

 

Когда-то на участке между Листвянкой и Тальцами росли тысячи могучих кедров. Это был заповедник биологического факультета Иркутского государственного университета. Кедры были опоясаны и пронумерованы. Теперь этих кедров единицы. Они остались в наших картинах и воспоминаниях.

 

В защиту окружающей среды Байкала Союз художников совместно с писателем Г. Ф. Кунгуровым в 1961 г. издали альбом «Байкал». Байкал - это большая работа и психология природы, а также чарующая сказка и легенда. Загадочное, неизведанное озеро - особое явление в природе, требующее глубокого философского отношения к себе. Когда стоишь на горе Черского или Шаманке, вглядываясь вдаль, то тебя невольно начинает охватывать волнующее ощущение, что ты вот-вот должен увидеть или услышать нечто особенное, доселе неслыханное. Байкал редко кому открывает потайную дверь в свою душу и сердце. Порой трудно отыскать ту заветную дверцу, а порой и вовсе нет шансов, но искать надо. В поиске заключается счастье. Поэтому наши художники изображают его по-разному, как подскажет сердце.

 

Каждый раз Байкал открывается по-новому. Ранней весной он несет великую радость цветущим багульником, который объединяет целую симфонию цветов окруженного суровой чашей гор могучего Байкала. А лето? А золотая осень - это чудо чудное...

 

Летом, когда монгольские степи раскаляются, могучие ветры несутся на север, прорываются сквозь узкие проходы Саянских гор, мимо Хамар-Дабана по Тункинской долине и обрушивают всю свою силу на зеркальную гладь озера. Вода вскипает, ветер рвет волны и швыряет их о берег. Это - страшная буря. Я много написал картин о Байкале, в которых раскрыл его неповторимый характер: это «Байкал», «Баргузин», «Шаманка», «Дорога на Байкал». Они публиковались в альбомах, журналах, репродукциях и открытках. Не все меня удовлетворяет, но я нашел свою дорогу, на которой будет новая встреча с Байкалом...

 

За эти удивительные годы было много прожито прекрасного и увиденного на Байкале. В своей жизни я не мыслил в одиночку постигать тайны Байкала. Судьба меня наградила встречей с замечательным человеком Григорием Ивановичем Галазием, который отдал свои силы и жизнь защите Байкала. Григорий Иванович строил лимнологический институт - музей Байкала и именно на том месте, где мною была написала картина «Вечер на Байкале». В это же самое время на вершине горы между старым селом Николы и Листвянкой я строил дом творчества «Байкал». Фундамент этих домов закрепляли в небольшом деревянном доме прораба... сибирской водкой, закусывали огромным байкальским омулем и все это запивали медвежьим жиром и это было... Мы тогда и не знали, что со временем, когда в этом краю уничтожат кедры, то водку будут называть «Кедр».

 

 

С вершины Черского мы любовались просторами изумительного Байкала. Чистые воды серебрились и отливались неповторимой позолотой яркого солнца. Шаман-камень, могучие великаны - байкальские кедры звали нас в объятия священного озера. Мы стали пленниками красоты и безропотно отдавали ему все свои силы.

 

Наконец был построен Дом творчества художников «Байкал». Он доставил огромную радость художникам Сибири, Дальнего Востока и всей России. Мы называли его -наша академическая дача, а художники с Кавказа, Кубани и Крыма называли - наш дом «Ласточкино гнездо».

 

Тот, кто первый раз попадал в эту сказочную страну, излучающую солнце и тепло, с восторгом говорил - это какая-то непостижимая, космическая красота. Беспредельные просторы и потрясающий горный массив, закрывающий солнце и луну. Вкладываясь в чистейшие воды Байкала, открывающие необъятные глубинные просторы, кажется, что ты находишься в потустороннем мире. Он очень древний и непостижимый. А когда спускаешься с горным вершин, которые окружают его, то ступаешь на чудный берег, усыпанный галькой, в которой можно увидеть изваяние всей жизни на земле. Зачерпнув ладонями драгоценные капли Байкальской воды, обмыв лицо и испив ее, ты становишься крещеным Сибирским Человеком особого склада, особого могущества.

 

Мы гордились тем, что нас пленил Байкал. На Всероссийской выставке знаменитые художники Кукрыниксы с восторгом сказали: иркутские художники открыли и показали нам Байкал, эту всемирную святыню, поэтому мы должны сделать все, чтобы сохранить его первозданную красоту для будущих поколений. Не случайно на завораживающих скалах Байкала древние художники оставили нам свои картины. По ним мы должны изучать прошлое Байкала и продолжать рассказывать о нем в картинах, научных трудах, книгах и альбомах.

 

Ведь еще первый писатель России и художник протопоп Аввакум, приплывший из Братского острога по Ангаре на его берега, был поражен красотой и богатством. Он сказал: птицы здесь столько, что неба не видно, а рыбы в воде, что веслом не помашешь.

 

Антон Павлович Чехов, ехавший на Сахалин, восхитился Байкалом и Листвянкой и назвал ее Сибирской Ялтой. А сколько сил, и не только сил, а и жизни отдали ему видные ученые России: Б. И. Дыбовский, А.Л. Чекановский, И.Д. Черский, М.М. Кожов, Г. И. Галазий и другие, наряду с русскими писателями Д. Давыдовым, В. Г. Распутиным, художниками В. Н. Гавриловым, Б. И. Лебединским, И. Е. Юшковым. Д. Давыдов давно заслужил того, чтобы его памятник стоял рядом с памятником нашего земляка, драматурга А. Вампилова. Весь мир поет его песню «Славное море священный Байкал», окропив себя святой водой Байкала.

 

Кто может забыть волшебную красоту истока Ангары -дочери Байкала, по древней легенде убежавшей к могучему Енисею? А сына Байкала Ольхон - этот первобытный музей? А потрясающую Песчаную и бухту Бабушка с окружающими вершинами гор святых колоколен? Это родила сама земля, и на этих вершинах - шаманские древние святилища. Мыс Девы - венец Ольхона, за которым открываются просторы Байкала - Баргузин. «Эй, Баргузин, пошевеливай вал, молодцу плыть недалечко». Сколько поколений проплыло по нему - не счесть. По древнему преданию, даже сам Чингис Хан очищал свою совесть на его берегах.

 

Сколько неповторимых мест для нас, живущих, создала сама природа на его берегах! Святой Нос - это заповедник сибирских животных, где по золотистым берегам, словно в зоопарке, гуляли медведи. Знаменитые Ушканьи острова, Чивыркуйский залив и Давша - заповедник всего, что создала природа. Ранние цветы багульника - весенняя радость Байкала, а сам он - зеркало нашей земли, которое отражает прошлое, настоящее и будущее. Его всем нам надо беречь!

 

Байкал - моя любовь и мой предел: предел моего творчества. Начиная с 1952 г. до нового XXI в. на байкальскую тему мною написан не один десяток картин. Особенно выделяю начало шестидесятых - это годы начала строительства Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Я впервые с каким-то особым чувством ехал писать комсомольскую стройку: «Навстречу солнцу», «Весна в Байкальске». Но вместо комсомольской стройки я увидел лагерь строгого режима, колючую проволоку и страшный черный дым над просторами изумительно светлого, зимнего Байкала. Тогда-то я, в знак протеста, и написал картину «Дым над Байкалом». Эту работу не пускали на выставки 30 лет. Мой добрый друг М. М. Кожов, которого все называли хозяином Байкала, увидев картину «Химия Байкала», с горечью сказал:

 

-    Вы, Виталий Сергеевич, написали эту химию, но она уничтожает уникальную природу Байкала и сам Байкал.

 

На что я ему ответил:

 

-    Да, в этих котлах будет перевариваться вся прекрасная природа Байкала, как когда-то на том свете черти будут варить в котлах тех людей, которые сегодня губят байкальскую природу.

 

-    Эти черти, Виталий Сергеевич, доберутся и до Вас, до меня они уже добрались.

 

Вскоре мы с тяжелыми чувствами провожали в последний путь М. М. Кожова в бухту Коты, где находилась его станция защиты Байкала.

 

Был освобожден и я от председателя правления Союза художников. Даже не дали достроить Дом творчества. Вслед за мной отстранили от работы Г. И. Галазия как руководителя лимнологического института.

 

Смертельный дым вскоре появился в Ангарске и затем в Шелехове, о чем мною немало сделано набросков, рисунков и эскизов.

 

По истечении многих лет черный дым окутал не только просторы Байкала, но закрыл и Хамар-Дабан.

 

Зная о красоте Солзана, однажды я решил пойти до Байкальска и, если удастся, дойти до «чайного пути», как у нас называли дорогу с лиственничным настилом из Китая в Россию через Саяны. Мне одна группа туристов рассказывала, что, когда они поднимались к Хамар-Дабану, то отдыхали на этой дороге. Необходимость такого путешествия отпала, когда я поднялся на то место, где мы в 1963-1964 гг. собирали чернику, голубицу, бруснику, белые грибы и роскошные грузди, и с горечью увидел, что всего этого нет и в помине. Также ничего не осталось от могучих кедров и рябины, о которой мы с душевным подъемом пели:

Что стоишь, качаясь, тонкая рябина,

Голову склоняя до самого тына.

Как бы мне, рябине, к кедру перебраться,

Я б тогда не стала гнуться и качаться.

Знать, судьба такая, - мне одной остаться.

 

Ягода после цветения, набирая силу, от едкого дыма комбината усыхала. Сохнут грибы, нет той красавицы рябины, о которой мы когда-то пели. Пожухли кедры. Правда, на деревьях стали расти большие грибы, которые кое-кто по ошибке называет чагой.

 

Пошел я обратно вниз. Едкий дым от комбината застилал мне глаза. Я, нагруженный засохшими дарами природы, спешил к железной дороге, стараясь как можно быстрее проскочить мимо дурно пахнущих отстойных ям. Сколько их там было? я не считал, но, очевидно, много. Всю дорогу в голове стучало: что станет с Байкалом, если мы его не защитим?

 

Необходимо, чтобы весь народ земли нашей поднял свой голос в защиту священной воды - живительной силы.

 

В 1994 г. на Байкале проходил X международный конгресс космонавтов. В знак глубокого уважения к нашему космонавту А. Леонову, первому человеку, побывавшему в открытом космосе, и астронавту Ольдрину, первому, ступившему на Луну, я подарил им картины «Байкал. Лунные горы». Они с благодарностью приняли мой дар и в один голос заявили: Байкал они видели с вершины Вселенной -это святое зеркало нашей земли, которое нужно беречь и защищать всем миром для будущих поколений.

 

В 1964-1965 гг. мы с художником Анваром Закировым писали Солзан - эти чудной красоты места. Сделали выставку в доме культуры «Юбилейный» г. Байкальска. Впоследствии эту выставку мы подарили жителям города для первого музея Байкальска. Просили их защищать Байкал и сохранять природу в таком первозданном виде, в каком она изображена на наших картинах.

 

Еще совсем недавно в Листвянке в Лиственничной пади на гостеприимной скамейке мы с Валентином Распутиным, сидя на высоком берегу Байкала, мечтали, любовались его просторами, красотой и чистотой и говорили о том, как было бы замечательно сохранить все это в первозданном виде. Сегодня этого прекрасного места нет, его застроили высокими кирпичными зданиями и заборами, и так везде вокруг Байкала.

 

Что бы сейчас сказал протопоп Аввакум о Байкале? А А. П. Чехов? Он не увидел бы той самой Листвянки -Сибирской Ялты, осталось одно название. Вот поэтому мы, сибиряки, должны вести тяжелую войну в защиту Байкала. Он зовет нас! Картины о Байкале разошлись по всему миру. Книгу Григория Ивановича Галазия «Байкал в вопросах и ответах» знают и читают во всех уголках света. Не сомневаюсь, что новое издание книги будет иметь не меньший успех.

 

 

Виталий Рогаль,

народный художник России, 

заслуженный деятель искусств России



Рейтинг: 0 Голосов: 0 1397 просмотров

Похожие статьи:

Сосудистые растенияВетреница байкальская

О БайкалеОзеро Байкал

Сосудистые растенияКопеечник предбайкальский

Сосудистые растенияСелезеночник байкальский

МохообразныеБардуновия байкальская