Небылицы деда Ивана


Давно это было. Я тогда еще и отца с матерью не знал. А с дедом мы были одногодками.

Дружно с ним жили. Да и что нам ссориться — делить-то нечего. Зато работы у нас по горло: то дурака валяем, то весь день баклуши бьем.

 

Бывало, пойдем с дедом на рыбалку, сядем на речку, забросим удочки на берег и только успеваем дергать. Наловим рыбы целый ворох, разложим песок на костре и давай его на рыбе жарить. Наедимся до отвала, даже отвалиться нельзя. А ведь сами знаете, рыба воду любит, вот и пьешь с утра до вечера.

 

Дед пил, пил и живую рыбину проглотил. Помнится, это таймень был. Большущий такой. А у деда в животе воды, что в море. Махнул таймень хвостом и потащил деда вниз да по речке. Только волны шипят да ветер у деда в ушах свистит — на берегу слышно.

 

Что бы с ним сталось, если б не дедова теща!

 

Она за водой на речку ходила. Зачерпнула в воде прорубь да и вытащила в ведре деда.

Пришла она домой, а в печке щи выкипают. Стала бабка воду доливать и выплеснула в котел моего деда. От жары он рот разинул, дух перевести не может. Тут и рыбине невмоготу стало. Заметалась она в животе у деда да и выскочила в открытый рот. Чуть бабку не захлестнула.

 

А я думал: пропал мой дед, утопила его рыбина. Иду домой, а из глаз прямо речка соленая бежит, так деда жалко. (Кто знает, может, от этого в морях вода соленая.) Захожу в избу и глазам своим не верю: дед живехонький сидит и хлебает уху. И я на радостях на уху накинулся.

 

После обеда мы любили на полатях полежать. А деда хлебом не корми, дай поговорить.

 

Как начал он языком молоть, что твоя мельница. За какой-то час целый короб пирогов намолол, пришлось чай пить да водой закусывать.

 

Потом у нас опять работа: решетом воду черпать да из пустого в порожнее переливать.

 

Однажды вымокли, как сухари. Пришлось разуваться. Развесили кусты на ботинках и стали солнце на них сушить. Да так высушили — насилу потом обули.

 

Дед мой — такой непоседа! Чуть свободная минута выпадет, схватит грядку и бежит в огород лопату копать.

 

Насадил он луку. И такой лук высокий удался — что вдоль, что поперек.

 

Я тогда еще маленький был. Залез в эту грядку, а выйти не могу — заблудился.

 

Искал меня дед, искал, все ребра переломал. Насилу нашел. Обрадовался и говорит:

 

— Ешь, внук, лук, сколько хочешь, ешь!

 

Я совсем не хотел и съел всю грядку. Развалился на соломе кверху пузом, а в животе от лука петухи поют. Солнце печет, по животу течет. Слышу, что-то липкое. Попробовал — мед!

 

И вот налетели на меня пчелы, что твои воробьи. За один день бочку меда натаскали, эдак пудов на пять. Мы потом с дедом всю зиму мед пили и в бочку не заглядывали.

 

Зимой мы любили поохотиться.

 

Как-то дед пронюхал, что в одной роще столько зайцев водится, что тараканов на березе. Пошли мы в лес ставить зайцев на петли. Наловили так много, что и не унести. Но дед смекалистый был. Вырубил в соснячке сухой шест и лаптями привязал всех зайцев к нему. А переднему уздечку на голову накинул. И повел их гуськом домой, словно лошадь на поводе. А я сзади иду и хворостиной его подгоняю, чтобы зайцы быстрей бежали.

 

Ну, пришли, значит, домой… Накрошили скорехонько зайцев в чугун, да еще луку — ив печь.

 

По избе такой дух пошел, что нос набок воротит. Смотрю, у деда моего нос воротило-воротило и на затылок заворотило. Подкрался я сзади да щелчком его по этому самому носу. Дед не видит, кто его щелкает, только носом крутит.

Пока он носом крутил, на место его воротил, все зайцы из чугунка выкипели и в лес убежали.

 

Пришлось не солоно хлебавши спать ложиться.

 

 

«Небылицы Деда Ивана». Русские сказки. Литературная запись Н. Есипенка. (Кто самый сильный? Иркутск, 1975).



Рейтинг: 0 Голосов: 0 704 просмотра

Похожие статьи:

Байкала - озера сказкиЗима и лето

Стихи о БайкалеБайкал ( Румянцев А.)

Байкала - озера сказкиКак пастух Тарас проучил хана-бездельника

Байкала - озера сказкиКак внук деда спас